?

Log in

No account? Create an account

Алексей Бессонов

Юрист, город Пермь, мой телефон 89128807605

Мои твиты
bessonov_perm
Tags:

Сегодня митинг
bessonov_perm


Домой
bessonov_perm





https://m.facebook.com/story.php?story_fbid=2206289222754542&id=100001204561153

Май.
bessonov_perm



Митинг.
bessonov_perm



Пиво...
bessonov_perm

Василий Колотев. «Воскресенье». 1984 г.

В Перми в 70 – е и 80- е годы почти не было пив баров, и народ пил пиво, летом, прямо у бочек в которых продавали пиво, на ящиках, зимой шли в подъезды, там пили, а этажом выше ссали. Запах стоял в подъездах. Жуткий. Получалось как в той басне 

- Где под каждым лепестком был готов и стол, и дом. И еще туалет- добавляю я. 

 Пиво было мутное и кислое. Я не знаю, чем его разбавляли, но точно разбавляли, разбавляли и на заводе, потом разбавляй на базе, когда наливали в бочки, и разбавляла продавщица пива, она, вставала на бочку с ведром и вычерпывала из бочки пиво в ведро, я сам видел, а потом это пиво продавала знакомым алкашам, и я знал одного такого Гену, Гена всегда мог достать пиво. 

- Гена. А пивасик? Слабо? - спрашивали мы, когда нам было лет по 14- 15 и многие из нас во дворе уже во всю попивали пиво. А чем еще можно было заниматься во дворе района Крохолева в Перми? 

- Ага слабо? Давай – и гена протягивал руку. 

И мы собирали деньги. Если пиво стоило 24 копейки литр, то Гена покупал у продавщицы целое ведро по 12 копеек за литр, в ведре было литров 10- 12, выходило рубль двадцать за ведро.  

 Хорошо! 

Гена приносил пиво, и мы пили. Ведро как раз хватало на вечер. Мы садились за старый стол во дворе, доставали черный хлеб и иногда рыбу, и разливали пиво, прямо из ведра в баночки из-под майонеза. 

Хорошо!

Пиво было кислое и мутное. Много выпить его было невозможно, но мы пили. 

Read more...Collapse )

Хор...
bessonov_perm

Андрей Ремнёв. «Хор». 2007 г

Ах эти маленькие девочки их хоров? Их глаза и губы, они, совершенно беззащитны пере этим миром. Они могут часами распиваться. Зубрит ноты и гаммы. Они ходят с толстыми тетрадями, как инженеры, на хор, ходят годами и десятилетиями. 

Их глаза? 

Сколько в них тишины и покоя.

  Их мир, их гаммы и ноты.  И они хотят вечно остаться в этом мире.

 Пусть будет так. 

А потом будет поэзия Марины Цветаевой. Будет Александр Блок. Пьяный муж, но это все будет потом. Потом. А пока…