Я привык.

Это я сейчас понимаю, насколько он страшен этот мир провинциальной юстиции, как он мал и ограничен, а тогда, в 90- е годы, я об этом и не думал, откровенно говоря, он, мне этот мир местной юриспруденции, он, казался серым, мелким и не значительным. В этом мире, мире, провинциальной юриспруденции, и видимо так везде, в нем важен подход, важны внешние проявления полной лояльности. Принцип, 

- Я начальник ты дурак.  

Увы, это принцип, здесь в провинции, он реализуется в полном объеме, но все это мне предстояло понять.  

А я был полным пофигистом, я вообще смотрел на местное юридическое начальство, как на недоразумение. Да я везде был пофигистом, увы, но маленькие человеческие слабости, они, всегда перевешивали. Тем более, что я видел мир, разных людей, и мир, люди видели меня, и я нигде не терялся, увы, для провинции это смерть, здесь все так пафосно и напыщенно, и это в Перми, а я представляю, что творится в малых городах? 

Но мне предстояло здесь жить. Хотя, откровенно говоря я не испытывал восторга от этой идеи, но идея жениться, меня пугала еще больше, хотя, подружки, как декабристки, они, приезжай сюда с расписанием курьерского поезда. Поэтому из всех зол, я выбрал наименьшее, жить в провинции и здесь выстраивать отношения, но, увы, это у меня получалось плохо. Мне был смешен это мир, мир, местной юриспруденции, в котором «царствовали» свои законы. 

Конечно я не был еще таким докой, в профессии, как сейчас, и это естественно, я только начинал свой путь на ниве юриспруденции, но, местное юридические начальство, оно, мне это не прощало и било меня, за мой пофигизм, по полной программе, а я смеялся над их серостью и ограниченностью, мне они казались, смешными и нелепыми. 

Если в Москве, там, ценилось, именно твоя оригинальность, твое отличие от других, то тут в Перми, все это был твой минус. Ты должен был повторять все эти надоевшие мантры, концепций юридического либерализма, которые господствовали в юридической науке в 90- е годы, должен был критиковать марксизм, можно подумать, что мировая юриспруденция знает только либеральные концепции и марксизм, но ты должен был повторять те мантры, которые господствовали в это момент в юриспруденции. 

А мне все это было очень скучно. Я думал, 

- Ну не ужели Вы думаете, что я, сдавая все нормальной профессуре в Москве, я не знаю, весь этот бред, про права и свободы, который с утра до вечера несут с экранов ТВ в России времен Ельцина? Просто есть и другие концепции, и другие взгляды, на ту же Конституционную реформу 1993, года, и Конституция 1993 года, была не единственной, нам читали и проводили семинары авторы и альтернативных проектов. 

Когда мы сдавали Конституционное право, то нам прямо говорили, по Конституции 1993 года вопросов не задавайте.  

Ну какая в ней концепция разделения властей? 

А отсутствие независимости судебной системы? А отсутствие идеологических институтов в государстве? 

Но местные юристы, начальники от юриспруденции, они, все воспринимали за чистую монету, так же, как в годы КПСС, они не видели, и, увы, не могли видеть, альтернатив, которые есть всегда и во всем.

Потом я махнул рукой и послал их, ибо, мне надо было как-то жить, а судьба местного сумасшедшего коммуниста – сталиниста, она, меня не очень устраивала. 

И я понял, что в провинции, надо, уметь не выделяться, ибо, все что выходит за рамки, их, обычного понимания и восприятия, воспринимается ими в штыки. 

Но надо было как-то жить и стараться и тут себя чем - то занять, ибо, местные бабы быстро надоели, водку я особо не пью, и я начал сходить с ума. Набрал лишний вес и начал его сгонять, бегая голым по центру города.   Я согнал, кстати, тридцать килограммов. 

Короче было скучно, но я привык. Увы, уже привык.  

Error

default userpic

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.