Дождь.

Любую систему управления, любую нацию, все, видимо, определяет - дух. Сложная это штуковина. 

Федор Достоевский, поручик, который в 28 лет стоял у расстрельного столпа, за участие в кружке, и в последний момент смертную казнь заменили на каторгу, Достоевский, писал; 

- В смутное время не каждый может держать нить прямой и видеть цель. 

А Карамзин пишет, в его - Истории государства Российского; 

- Смуты даны России, чтобы из них, она, Россия, выходила окрепшей и с новыми силами.

Ну что же. Классикам виднее. Однако, ох, как не просто жить в смуту. 

Всю ночь льет дождь. Льет сильно. Брезентовая плащ- палатка, которая накинута на мне поверх шинели, она, давно не спасает. Льет и льет. Дождь. А когда-то в детстве я любил дожди. Любил выбегать во двор, старенькой хрущевской пятиэтажки, снимать ботиночки и бегать по лужам, разбрызгивая воду из луж, от сильных ударов ногой. 

- Раз.

И брызги летят в разные стороны. 

- Еще раз. 

И они снова летят. 

Я смеюсь. 

Идет дождь, сильный, летний дождь, и людей нет на улице, и я один, совсем один бегаю по лужам, весь мокрый. 

- Алеша. Алеша. Иди сейчас же домой- кричит с балкона второго этажа бабушка. 

- Я кому говорю. Иди домой- не унимается она. 

Это было так давно. В далеком, далеком, детстве. А сейчас. Сейчас я в карауле. И это дождь, который, льет не переставая, льет всю ночь. 

Я поправляю автомат. 

- Сколько еще стоять? - смотрю я на часы. 

С начала моей смены, прошло полчаса, а ощущение такое, что я стою уже всю ночь.   

Дождь льет и льет. 

Холодный. Мерзкий. Ноябрьский дождь.

- Алеша. Иди домой - не опять и опять с балкона кричит бабушка. 

- Иди, а то простынешь- восклицает бабушка.  

Но какой там. Я бегу по лужам, специально, со всей силы, ударяя ногами по лужам. Все, уже бесполезно говорить, что я промокну, ибо, я давно промок и не просто промок, я сырой, мою рубашку и штанишки можно выжимать и струйки воды побегут с них рекой.  

- Да никуда я не пойду. Мне и тут хорошо – огрызаюсь я на бабушку. 

- Что значит ты не пойдешь? Я кому сказала иди домой - снова и снова кричит бабушка. 

- Да не пойду я в этот Ваш дом- настойчивая возражаю я. 

Бабушка все кричит и кричит мне с балкона, угрожает, возмущается, негодует. 

Я ноль внимание. 

- Ну и черт с тобой - махает рукой с досады бабушка. 

И тут, по какой - то неведанной команде, команде из вне, я вдруг, не знаю почему, я занятый до этого, самым важным в мире делом, и не обращающий не на что внимание, а тем более на «угрозы» моей бабушки. Я вдруг поднимаю глаза и смотрю на бабушку, которая молча стоит на балконе. 

Она просто молча стоит и смотрит на меня. 

И я стою, стою, весь сырой и мокрый, идет дождь и смотрю на бабушку. 

Дождь, как по приказу, все набирает и набирает силу. 

 Дождь, звонкой пеленой наполнил небо майский дождь.

Гром, прогремел по крышам, распугал всех кошек гром.

Я открыл окно, и веселый ветер разметал все на столе -

Глупые стихи, что писал я в душной и унылой пустоте.

Грянул майский гром и веселье бурною, пьянящею волной

Окатило: "Эй, вставай-ка и попрыгай вслед за мной.

Выходи во двор и по лужам бегай хоть до самого утра.

Вспоминаю я строчки из популярной, в те годы песни группы «ДДТ». 

- Он откроет окна и весёлый ветер разметает его стихи - передразниваю я автора строк. 

- Ага. Сейчас. Дождь, звонкой пеленой наполнит небо? - под нос себе шепчу я. 

- Будь он неладен этот дождь, который льет всю ночь и льет в тот день, когда я в карауле. Что не мог другой день выбрать. Другу. Ночь – поднимаю я глаза в небо.

Мне стоять в карауле всю ночь и всю ночь будет лить этот дождь. Лить и лить. Я буду, ругаясь сливать воду с плащ палатки.  Бесцельно и бессмысленно, отсеивать и пристегивать магазин с патронами на автомате. Ходить взад и вперед. А это дождь будет все лить и лить. Он сегодня вместе со мгой заступи в караул.  

Error

default userpic

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.